1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer>

Дагестану угрожает подрыв шафиитского мазхаба и смута внутри муфтията по примеру Татарстана

Коллаж On Kavkaz

Наиболее сильные мусульманские республики и муфтияты России являются мишенью влиятельных силовиков и олихархов

Татарстан сотрясает масштабный религиозный скандал. Бывший заместитель муфтия республики Рустам Батров взялся за подрыв традиционного для татар ханафитского мазхаба. Эксперты говорят, что на очереди Дагестан.

На протяжении последних месяцев в ведущей татарстанской газете выходят статьи Рустама Батрова, в которых он целенаправленно подрывает позиции ханафитского мазхаба, утверждая, что мнение основателя мазхба имама Абу Ханифы и сложившийся ханафитский мазхаб – это не одно и то же.

Кроме того, Рустам Батров призывает отказаться от чтения намаза на арабском языке и перейти на татарский язык, называет женщину – Каабой мужчины, обрушивается с критикой на руководство муфтията Татарстана и называет его мракобесами. Его статьи вызвали негодование не только у духовенства, но и среди рядовых верующих.

«В своей статье Рустам хазрат клевещет не только на татарских, ханафитских богословов, но в первую очередь на Абу Ханифу», - пишет на татарстанском сайте Islam Today кадий Казани и заведующий кафедрой Казанского исламского университета Рамиль Адыгамов.

Согласно мнению Батрова, мазхаб Абу Ханифы, строгая приверженность которому закреплена в уставе ДУМ РТ, и ханафитский мазхаб — далеко не одно и то же: последний вобрал в себя сомнительные трактовки других богословов ханафитской школы.

Это не салафизм. Это новая секта

Отсюда автор делает неожиданный вывод: Муфтият во главе с Камилем Самигуллиным занимается проповедью «религиозного мракобесия», так как, вопреки собственному уставу, следует не мазхабу Абу Ханифы, а ханафитскому мазхабу его учеников. Что, с его слов, не одно и то же. Своих оппонентов Батров называет «радикалами» и «мракобесами», а единомышленников — «сторонниками просвещенного ислама».

Человеку, не знакомому с ситуацией в Татарстане и с личностью самого Батрова, может показаться, что Батров – салафит, и критикует муфтият Татарстана за чрезмерную приверженность традиционному для татар ханафитскому мазхабу. Ведь именно за это татарские салафиты критиковали муфтиев все постсоветские годы, призывая их отказаться от следования мазхабам.

«Напомним, что на протяжении нескольких лет руководство Татарстана, неискушенное в тонкостях мусульманского богословия, вынуждено придерживаться курса на строгую приверженность «традиционному» исламу, под которым заявлен ханафитский мазхаб и догматы матуридитской акыды, рассчитывая на то, что они станут защитой от проявлений экстремизма.

Проводником этой линии призвано выступать духовное управление мусульман во главе с муфтием Камилем Самигуллиным, ярым противником ислама «нетрадиционного», - пишет об этом автор ресурса Islam News Марат Расулов. Журналист указывает на то, что сегодня в Татарстане следование ханафитскому мазхабу возведено в статус обязанности. А кто ему не следует – объявляется радикалом и экстремистом.

Далее автор продолжает развивать свою мысль: «Отведенную роль в поддержании этой стабильности с горем пополам сыграл и проводимый ДУМ Татарстана курс на идейное доминирование «традиционного» для татар ханафитского мазхаба, который призван выбивать почву из-под ног радикалов.

Впрочем, это делалось столь примитивно и неумело, с откровенным использованием административно-кадрового ресурса, занесением инакомыслящих в экстремисты и сектанты, что в конечном итоге поставило республику на грань научно-богословской маргинализации и духовной самоизоляции».

Община Тауфика Ибрагима

Да, татарские салафиты продолжают критиковать муфтият за такое жесткое навязывание всем верующим своего узкого понимания ханафитского мазхаба. Но Батров, критикующий муфтият за то же самое – далеко не салафит. Батров является последователем нового реформатора Ислама – Тауфика Ибрагима.

Итак, Тауфик Ибрагим – это востоковед, работающий в Москве в Академии наук. По происхождению он сириец-алавит. Однако он уже давно живет в России и имеет российское гражданство. Пользуясь знанием арабского языка, Тауфик Ибрагим взялся за свободное толкование Корана и даже воспитал себе учеников.

Так, Тауфик Ибрагим призывает своих последователей ставить под сомнение и пересматривать все догматы ислама, включая и многие аяты Корана. Так, Тауфик Ибрагим создал учение Коранического гуманизма, которое проповедует, что все люди на земле, вне зависимости от своей религии и тяжести грехов попадут в Рай.

В своих трудах Тауфик Ибрагим призывает полностью пересмотреть Коран, хадисы пророка Мухаммада (мир ему) и мазхабы великих имамов – имама Шафии, Абу Ханифы, ибн Ханбала и Малика. Свой призыв он называет призывом к глубокой интеллектуальной исламской реформе.

В газете «Медина аль-Ислам» в завершении своей статьи «Нам нужна великая реформа» Ибрагим Тауфик пишет: «Если татары не покажут миру, каким должен быть Ислам в XXI веке, то никто не покажет, потому что в России есть условия для, того, чтобы освободиться от средневекового консерватизма».

Тауфик Ибрагим успел за последние годы взрастить целую плеяду учеников в руководстве ряда российских муфтиятов. И одними из его наиболее заметных и скандальных его последователей являются бывший заместитель муфтия Татарстана Рустам Батров и бывший заместитель главы Совета муфтиев России Арслан Садриев.

Для чего подрывать татарстанский ислам?

Теперь встает вопрос, кому нужно подрывать через учеников Тауфика Ибрагима крепкие позиции ислама в Татарстане? Напомним, что многие влиятельные силовики и олигархи в Москве недовольны тем, что Татарстан является самодостаточной республикой с крепкой экономикой и сильной политической элитой.

Они уже много лет пытаются подорвать позиции политического и духовного руководства Татарстана, чтобы прибрать к рукам самые лакомые куски татарстанской экономики – нефтяную промышленность, КАМАЗ, обрабатывающую промышленность, сельское хозяйство и другие сферы.

Для этого они постоянно бьют по имиджу Татарстана, устраивают провокации против руководства и подрывают единство татарской политической и духовной элиты в масштабах всей России. Именно для ослабления татарской элиты данные силы в свое время вывели муфтият Татарстана из состава Совета муфтиев России.

Обозреватель Эльдар Сабитов пишет по поводу тяжелых последствия этого разрыва ДУМ Татарстана и СМР: «Москва и Казань в связке дополняли друг друга как административный и духовный центры, усиливали не только самих себя, но и многочисленные региональные духовные управления на территориях от Северо-Запада до Дальнего Востока России, где за много веков укоренились татары.

Сегодня Казань без Москвы это уже практически религиозная провинция, не значительнее Уфы, Махачкалы или Грозного, а Москва без Казани — это такой дорогой офис в столице, с богатыми спонсорами, но без серьёзного исторического бэкграунда. Пусть сегодня в СМР входит немалое количество региональных духовных управлений, но без Татарстана все они сироты».

По поводу этих влиятельных и исламофобски настроенных олигархов и силовиков, имеющих сильное влияние в Кремле Сабитов пишет, что эти силы «осознанно выбивают религиозную основу из-под татар, прекрасно понимая, что все остальные мусульманские народы не обладают потенциалом для того, чтобы системно удерживать Ислам на таких позициях, с которыми государству необходимо будет считаться».

«Укоренённость Ислама в центральной части России держится на татарах как единственном коренном на этих территориях мусульманском государствообразующем этносе. Без татарского фактора Ислам в центральной части России окончательно приобретёт статус пришлой, а значит временной религии», - утверждает он.

Дагестану подыщут своего Батрова

Именно на эти влиятельные силовые и олигархические круги и работает сам Рустам Батров и вся команда учеников Тауфика Ибрагима. Наивысшего своего влияния они достигли тогда, когда в Администрации президента России вопросы ислама курировал запомнившийся всем мусульманам России Алексей Гришин.

Именно в пору могущества Алексея Гришина ДУМ Татарстана и был выведен из состава Совета муфтиев России. Чем в огромной степени были ослаблены позиции татарского духовенства на общероссийском уровне. Теперь же наступила очередь ослабления самого Татарстана.

И наиболее ощутимые удары сегодня наносятся по духовной элите республики для того, чтобы добиться ее раскола и подрыва авторитета в глазах простых верующих. Кроме того, дискредитация ханафитского мазхаба, инициирование в Татарстане скандальной дискуссии вокруг его легитимности ввергнет республику в многолетнюю пучину внутренней смуты.

На фоне происходящего в Татарстане, эксперты с тревогой говорят о том, что практически такой же сценарий сегодня реализуется в Дагестане. Поскольку политическая элита Дагестана сегодня полностью дискредитирована и парализована провальной политикой навязанного республике Москвой Рамазана Абдулатипова. По имиджу Дагестана наносятся болезненные удары федеральными СМИ.

Более того, на днях самое крупное Духовное управление мусульман на Кавказе – ДУМ Дагестана – вышло из состава общероссийского объединения – Координационного совет мусульман Северного Кавказа. Портал On Kavkaz подробно писал об этом событии и его последствиях для ислама в нашем регионе.

Выходит, что для полного подрыва суверенитета Дагестана влиятельные московские силовые и олигархические круги сделали уже много. Теперь осталось подорвать позиции дагестанского духовенства и устроить внутреннюю смуту, хаос и неразбериху в среде дагестанских мусульман. Поскольку Дагестан – самая крупная по числу мечетей и соблюдающих мусульман республика России.

А для этого недругам Дагестана необходимо будет найти в республике дагестанского Рустама Батрова, который возьмется за подрыв позиций шафиитского мазхаба в Дагестане и дискредитацию духовенства. Причем начало этой масштабной кампании уже положено тем, что в руководство ДУМ Дагестана открыт свободный доступ такому провокатору и скандальному деятелю, как Роман Силантьев, который подобно Батрову обслуживает влиятельные московские исламофобские круги.

Поскольку сплоченный Дагестан с сильной политической и духовной элитой московским финансовыми и силовым структурам не нужен. В чем мотивы такой циничной политики московских силовиков и олигархов? И проглядываются ли параллели между татарстанской и дагестанской ситациями? Об этом расскажут эксперты Михаил Рощин, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН и Руслан Айсин, политолог.

В Татарстане началась кампания по подрыву позиций ханафитского мазхаба. Интересен факт, что за этим стоит заместитель муфтия Татарстана Рустам Батров. Насколько серьезными могут быть последствия этой кампании для религиозной ситуации в республике?

Михаил Рощин:

Ханафитский мазхаб является основным среди верующих татар. Эта кампания может быть нацелена на то, чтобы расколоть мусульманскую умму в Татарстане.

Руслан Айсин:

Определенные последствия уже прослеживаются в широкой дискуссии в околорелигиозной среде о ханафитском мазхабе. В свете того, что Рустам Батров перенес эту тему в публицистическую плоскость, пошли раздражения, и не все люди знают нюансы ханафитского мазхаба.

Тема серьезно повлияла на умы людей. Возможно, причиной такого поведения стало то, что грядущие выборы муфтия, Рустам Батров подозревает, что его кандидатура не войдет в новый состав муфтията.

Это могла быть обида и таким образом он громко хлопнул дверью, чтобы объявить о своих амбициях. Он уходит работать в Санкт-Петербург к Дамиру Мухетдинову, под крыло Совета муфтиев России.

Какие именно силы на федеральном уровне могут стоять за этой кампанией и какие более масштабные цели она может преследовать?

Михаил Рощин:

Я затрудняюсь дать ответ на этот вопрос.

Руслан Айсин:

Я не исключаю, что Москва или определенные силы могут за этим стоять. Известно, что Рустам Батров делал неоднозначные заявления, вызывающие нервную и раздражительную реакцию казанского Кремля.

Татарстанский муфтият в 2014 году при присоединении Крыма посетил республику. И Батров с делегацией тоже туда направился. После чего сделал заметку на страницах одного издания, где в оскорбительной форме отозвался о крымских татарах, назвал их предателями, 5-й колонной. Это вызвало скандал.

Я далек от мыслей, что это его личная политическая близорукость. Он работает давно в структурах ДУМ и понимает, что говорить, а что нет. Значит, кто-то его подвиг на этот скандал. Не исключен вариант, что какие-то силы заинтересованы в подрыве авторитета ханафитского мазхаба с целью вызвать некий невроз.

Началу данной кампании в Татарстане предшествовал выход ДУМ Татарстана из состава Совета муфтиев России. Может ли выход ДУМ Дагестана из состава Координационного совета мусульман Северного Кавказа быть началом такого же сценария по подрыву позиций шафиитского мазхаба в Дагестане?

Михаил Рощин:

Подобный шаг со стороны ДУМ Дагестана у меня не вызывает удивления, оно достаточно независимо. Больше половины верующих мусульман Северного Кавказа проживает в Дагестане.

В республиках создаются самостоятельные центры, они хотят иметь религиозную независимость. В Татарстане, возможно, такие же мотивы. Координационный совет, возглавляемый Исмаилом Бердиевым, серьезной роли никогда не играл, это не такая сильная структура.

Выход ДУМ Дагестана может говорить о том, что Координационный совет не представляет для него никакой пользы. ДУМ Дагестана старается держаться традиционалистской линии, и представить, что ДУМ хочет отойти от шафиитского мазхаба, трудно.

ДУМ Дагестана имеет достаточно самостоятельных ресурсов. Дагестанские мусульмане не ходят и не просят о помощи, сами могут взять на содержание Координационный центр.

В Татарстане, полагаю, идут какие-то разборки, кто-то почувствовал, что сторонники ханафитского мазхаба становятся слабее, значит, можно предпринять атаку. И такие атаки на традиционалистов предпринимаются в разных местах.

Руслан Айсин:

Дагестан внутренне неоднородный регион, там имеет вес крыло салафитов и крыло традиционалистов. Разные векторы будут воздействовать на эту ситуацию. Политические игроки будут воздействовать на разные политические группы внутри Дагестана.

Считаю, что выход ДУМ Дагестана из этого центра – не самое правильное решение, потому что проблема мусульман в раздробленности. Очередной раскол не улучшит ситуацию. И есть момент, что позиция муфтиев и самих мусульман может не совпадать.

Амина Сулейманова

onkavkaz.com